Антироссийские информационные операции как инструмент русофобской геополитики


    Всего несколько примеров. Знаменитая газета «Колокол» (главный редактор – Александр Герцен), способствовавшая радикализации молодых умов не одного поколения, издавалась на деньги семьи Ротшильдов, заклятых врагов Российской империи. Александр Солженицын в своё время обращался к высшему руководству Америки с предложением о бойкоте Московской Олимпиады-80. И бойкот, как мы помним, состоялся, нанеся немалый урон престижу СССР на мировой спортивной арене. Нынешние лидеры и идеологи внесистемной оппозиции (Борис Немцов, Михаил Касьянов, Лев Гудков, Лилия Шевцова и др.) призывают Барака Обаму бойкотировать политику Владимира Путина – Дмитрия Медведева. Некоторые из этих оппозиционеров не гнушались в ходе прошедшей предвыборной президентской кампании встречаться с американским послом в России Майклом Макфолом, идеологом «цветных революций» в ряде стран Ближнего Востока и Восточной Европы. Между прочим, в интервью газете «Комсомольская правда» советник бывшего президента США Ричарда Никсона, а ныне президент Вашингтонского центра национальных интересов Дмитрий Саймс заявил следующее: «Что касается демонстраций в России, у меня было ощущение, будто они делались для иностранных корреспондентов, и одним из мотивов было желание оказаться замеченными в Вашингтоне». Далее он отмечает: «В Америке получение денег из-за рубежа для политических кампаний считается уголовно наказуемым преступлением» («КП», 18 апреля 2012 г. – «Почему Америке есть дело до всего мира?»). Правда, следует отметить, что некоторые из правозащитников, не зашоренные в своей политической борьбе с российской властью, осознали под конец жизни пагубность соб­ственных действий. Так, Владимир Максимов, Александр Солженицын, Александр Зиновьев впоследствии не раз говорили: мы метили в коммунизм, а попали в Россию. Тем самым они признали своё соучастие в её развале. Всё это говорит о необходимости уважительного отношения к идеологии российского (русского) государственного патриотизма со стороны любых оппозиционных сил. В большой политике исповедовать принцип «враг моего вpaгa – мне друг» категорически опасно. Чем это кончается для России, становится всё более понятным.

    Идеология российского (русского) государственного патриотизма должна отталкиваться от понимания сущности, прежде всего такого понятия, как русофобия. Оно означает не просто ненависть к русским, а к России в целом как стране. А так как на её территории проживают кроме русских ещё более 170 народов, то, следовательно, и к ним относится данная политика ненависти! 1 июня с. г. по НТВ транслировали праздничный вечер в Грозном по случаю приезда и выступления одного выдающегося арабского певца-богослова. Ведущий этого мероприятия прямо провозгласил здравицу во имя великой России. Сам же араб­ский певец пел на фоне огромных телевизионных заставок, показывающих не только красоты восточной, но и православной культуры. А для Запада были милее и с их точки зрения демократичнее режимы Дудаева – Масхадова, чем нынешняя чеченская власть в лице Рамзана Кадырова. Первые делали всё, чтобы изнутри взорвать Россию, а современные лидеры, наоборот, стремятся гармонизировать отношения чеченцев с русскими.

    Понятие «русофобия» впервые ввёл в оборот Фёдор Тютчев, который был не только одним из тончайших русских поэтов-лириков середины XIX века, автором знаменитейшего романса «Я встретил вас», но и выдающимся дипломатом своего времени, проработавшим несколько десятилетий на Западе. Он употребил этот термин в связи с конкретной ситуацией в Европе. В то время там усилились настроения против России в целях вытеснения её из Европы, если не силой оружия, то презрением и всевозможными, будоражащими умы европейцев инсинуациями. Почему? Потому что после блистательной победы русских войск под предводительством фельдмаршала Кутузова над многонациональной 600-тысячной армией Наполеона (в ней кроме французов были поляки, немцы, итальянцы, испанцы и др.) и вступлением их в поверженный Париж устраивать военные козни против России было себе дороже.

    Исторически на тот момент сложилось так, что основными, наиболее явными противниками России оказались Франция, испытавшая горечь сокрушительного военного поражения от русского оружия, и поляки, которые не могли простить русским царям их активного участия в трёх разделах Польши, закончившихся в 30-х годах XIX столетия полной ликвидацией этого государства. Именно их политические круги оказались в эпицентре одной из крупнейших информационных антироссийских операций – составлении и опубликовании так называемого посмертного «Завещания Петра I».

    В научной литературе утверждается, что «Завещание» было разработано при личном участии Наполеона, который взял за основу текст, сфабрикованный польским иммигрантом во Франции Михалом Сокольницким. Сам же текст базируется на материалах Шевалье д’Эона, секретаря французского посольства в России в 60-х годах XVIII столетия. Если верить ему, то он сумел похитить данный документ из секретных архивов императрицы Елизаветы Петровны и передал его французскому королю Людовику ХV. Любопытно, что в течение пятидесяти лет бумаги находились в полном забвении. И лишь весной

    1812 г. они оказались востребованными. Тогда небольшой фрагмент из них был опубликован в книге французского историка Лезюра «О возрастании российского могущества с самого начала и до ХIХ века». В ней он убеждает французскую общественность, что Россия – заклятый враг Франции со времён Петра I. Следовательно, наполеоновская армия в борьбе с Россией осуществляет не агрессию, а благое дело во имя процветания Европы. Не случайно советский историк-романист Валентин Пикуль в произведении «Пером и шпагой» отмечал, что данный памфлет был вроде допинга для французской армии. «Французская армия шагнула за Неман, а тираж книги Лезюра догонял штабы Наполеона, подстёгивая отстающих, воодушевляя сомневающихся».

    В 1836 г. во Франции печатается уже полный текст мнимого «Завещания Петра I», состоящий из 14 пунктов. Они воспроизводят полный набор действий России, якобы завещанных Петром I последующим правителям России по завоеванию мирового господ­ства. Согласно ему, Россия должна покорить Европу, Турцию, Швецию, Индию, Китай. Любопытно, что когда в конце XIX века был опубликован новый вариант «Завещания», то в нём уже говорилось, будто Россия должна аннексировать Персию и Японию.

    В ХХ веке текст мнимого «Завещания Петра I» использовался в пропагандистских целях нацистским министер­ством пропаганды Геббельса с целью оправдания вероломного нападения на СССР 22 июня 1941 г. Данный дезинформационный документ и теперь используется в преподавании истории России во многих западных университетах, в том числе и в США. Удивительно, что в отечественных учебниках по истории России для средней и высшей школы этой фальшивке как ярчайшему примеру русофобии не уделяется почти никакого внимания. Более того, в период перестройки термин «русофобия» исчез из толковых словарей. В советское время он, кстати, был введён в словарный оборот только в сталинский период (30 – 50 гг. ХХ века). До этого данное понятие отсутствовало даже в самом знаменитом дореволюционном толковом словаре В. Даля, хотя тот был современником Фёдора Тютчева.

    Если внимательно изучить директиву Американского совета национальной безопасности «Цели США в войне против России» от 18 августа 1948 г., которая опубликована в 1978 г. в сборнике «Сдерживание. Документы об американской политике и стратегии 1945 – 1950 гг.», то сегодня идёт речь уже о целой геополитике русофобии как системе политических, информационных, идеологических, финансово-экономических, морально-психологических и тому подобных мер, направленных на искажение русской истории, подрыв нашей военно-экономической мощи, дискредитацию национальных лидеров, духовный геноцид русского народа как государственно образующего. Этот официальный документ исходил из русофобского так называемого плана Аллена Даллеса, первого директора американского ЦРУ. Согласно ему, при соответ­ствующей морально-политической и материальной поддер­жке со стороны США всех недовольных советской системой (своеобразных агентов влияния) следовало добиться, чтобы:
– литература, театры, кино в нашей стране прославляли самые низменные человеческие чувства;
– в управлении государ­ством создать хаос и неразбериху;
– наглость, ложь и обман, наркомания, предательство, вражда между народами стали нормой поведения людей (см. «Северный край», 17 марта 2009 г. – «В Пошехонье Даллесу не светит»).

    Вне зависимости от того, является ли Аллен Даллес автором данного плана по уничтожению нашей державы изнутри или нет, можно сказать, что сегодняшнее её положение ярко свидетельствует о высокой степени достижения поставленных целей. Возьмём кино и театр. В первую очередь зрителя потчуют пьесами, где актёры используют ненормативную лексику, справляют нужду, обнажаются догола и т. п. И это становится художественной нормой!

    Бывшие руководители страны открыто заявляли, что целью их жизни было уничтожение коммунизма и большевизма. Благодаря многочисленным иностранным советникам в окружении Ельцина и Гайдара радикальную рыночную реформу в 90-е годы осуществили таким образом, что Россия до сих пор не может выйти по своему экономическому развитию на уровень конца советской эпохи. Следовательно, без утверждения идеологии государственного патриотизма, официально закреплённой в соответствующих документах и базирующейся на признании, что в политике ряда ведущих стран за рубежом присутствует стратегия русофобии, нам не преодолеть системный кризис, в котором мы оказались с конца прошлого столетия. Раз мы в него попали в результате широкомасштабной информационной войны против нашего государства, то и выйти из него мы можем только с помощью информационных средств. И первый шаг к этому, на наш взгляд, – необходимо сделать СМИ пророссийскими. Согласно известному политологу Вячеславу Никонову, депутату Государственной Думы РФ (между прочим, внуку Вячеслава Молотова, выдающегося советского государственного деятеля), 62 процента российских СМИ принадлежат иностранному капиталу. По его словам, «мы являемся абсолютно информационно проницаемой страной: мы очень уязвимы для любых веяний, которые могут идти вразрез с нашими национальными интересами» («Российская газета», 22 марта 2012 г. – «Выбор после выборов»). Удивительно, что все лидеры системной и внесистемной оппозиции умалчивают об этом явлении и не ставят во главу угла своей политической борьбы национализацию CМИ. А без отечественных СМИ нам не преодолеть идеологическую разруху в своих головах, а затем и в экономике, и во всём российском обществе. И в конечном итоге не победить русофобию.

Северный Край